Новости

Расширенное заседание Комитета по промышленной и сельскохозяйственной политике по вопросу государственной поддержки оленеводства

ОЛЕНЕВОДСТВО НАЧИНАЕТСЯ С СЕМЬИ

Комитет по промышленной и сельскохозяйственной политике Думы Чукотского автономного округа провёл расширенное заседание по теме «О реализации Закона Чукотского автономного округа от 8 июня 2007 года №57-ОЗ «О государственном регулировании и государственной поддержке развития северного оленеводства в Чукотском автономном округе».

  Открывая заседание, председатель Комитета Пётр Климов отметил, что данный Закон не потерял своей актуальности, он сохраняет традиционную форму природопользования в сфере северного оленеводства.

  Руководитель государственной инспекции труда в Чукотском АО Юрий Пахомов, в частности, остановился на том, что в сельском хозяйстве, исходя из проведённых проверок, в 2014 году инспекцией было зарегистрировано 61 нарушение трудового законодательства, в 2015 году – 97 нарушений. Как правило, они касаются нарушений положения Трудового договора, неправильного его составления, отсутствия подписи работника, условий, а также нарушения выявлены по охране труда, проведению инструктажа по технике безопасности. И таких нарушений вскрыто достаточно много. При этом заявлений в инспекцию труда от работников сельского хозяйства поступает мало, однако каждое из них приводит к результативным проверкам. Например, из СХП им. Первого Ревкома Чукотки поступало два заявления по задержке выплаты заработной платы. Эти нарушения были устранены. Но нужно работодателям внимательнее относиться к своим работникам. Особое внимание нужно обратить на то, что работники предприятий не ознакамливаются с документацией по охране труда и правилам техники безопасности. В своё время поступало заявление от работника из Билибинской тундры, который ставил вопрос о незаконном увольнении. При проверке выяснилось нарушение порядка увольнения оленевода, но вместе с тем обнаружилось и нарушение порядка приёма человека на работу. Сейчас мы изучаем ситуацию по двум несчастным случаям, один из которых – со смертельным исходом, который произошёл в Марково. Уже можно сделать вывод о том, что работники попросту не были ознакомлены с правилами охраны труда и техники безопасности. Во всяком случае, это нигде не зафиксировано. При смертельном случае был нарушен порядок стажировки, инструктирования и обучения знаний и требований охраны труда. В 2015 году в СХП «Кэпэр» произошло транспортное происшествие, несчастный случай на воде и пожар. Причина, - необучение работников правилам техники безопасности. В результате теряются трудовые и материальные ресурсы. Все работники и работодатели должны проходить обучение по охране труда и правилам техники безопасности. Цель у нас одна – профилактика, направленная на сокращение производственного травматизма и профзаболеваний.

  Заместитель начальника Управления государственной политики в сфере образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа Юрий Коцар сказал, что в 2003 году Главное Управления образования Департамента социальной политики приняло решение в виде эксперимента осуществлять подготовку по профессии «оленевод» непосредственно на базе сельхозпредприятий округа, что позволило получить положительную динамику обучения. Был расширен спектр сельхозпредприятий, на которых началась подготовка специалистов для оленеводства: непосредственно оленеводов, водителей автотранспортных средств, трактористов сельхозпроизводства, операторов по ветобработке стад. Касалось это всех удалённых населённых пунктах округа: Хатырка, Анюйск, Омолон, Островное, Рыркайпий, Рыткучи, Нешкан, Лорино и т.д. Но при этом почему-то выпал Провиденский городской округ. Никого из специалистов для Провиденского района мы не подготовили. Заявок от них не поступало. Тогда как от остальных районов заявки к нам поступают, постоянно ведутся интенсивные переговоры с руководителями предприятий, которые определяют нам на ближайшую перспективу, какие специалисты им нужны. Необходимо, чтобы Управление сельского хозяйства городского округа Провидения активизировало бы работу в этом направлении. Динамика подготовки специалистов среднего звена показала, что имеется большой дефицит специалистов в области ветеринарии. В 2017 году мы выпускаем специалистов, которых мы набрали в 2012 году. Отрасль оленеводства предполагает ещё и продукты переработки. Но для этого тоже необходимо готовить специалистов, которых готовит Чукотский полярный техникум в Эгвекиноте, где администрация техникума тесно взаимодействует с сельхозпредприятием «Амгуэма», которое предоставляет материально-техническую базу и специалистов. Что касается высшего профобразования, от Чукотки два человека обучались в ВУЗах по специальности «ветеринария» только в 2008 году. И с такими специалистами у нас тоже дефицит.

  Заместитель начальника Департамента социальной политики, начальник Управления занятости населения Елена Зубарева подчеркнула, что из 1000 предприятий, насчитывающхся на сегодняшний день в округе, 5% заняты в сфере сельского хозяйства, которое является наиболее травмоопасной отраслью. В 2016 году произошли 4 несчастных случая, один из них – со смертельным исходом в Марково. В Чаунском и Билибинском районах отмечены случаи лёгкого обморожения оленеводов. В Канчалане работник пострадал от несоблюдения техники безопасности, работая с пилой. Всё это свидетельствует о низкой дисциплине труда и о неудовлетворительной организации производства. Госпрограмма «Развитие агропромышленного комплекса Чукотского автономного округа» включает в себя ряд подпрограмм, которые предусматривают предоставление субсидий на приобретение и пошив меховой одежды и обуви для оленеводов. Обустройство перевалбаз для оленеводов и обеспечение их специальной одеждой и снаряжением, хозяйственно-бытовым инвентарём и средствами связи по программе «Устойчивое развитие сельских территорий». В настоящее время Департамент завершает подготовку проекта программы «Улучшение условий и охраны труда» в целях снижения профессиональных рисков работников, предупреждение и снижение производственного травматизма и профзаболеваний.

  Первый заместитель начальника Департамента промышленной и сельскохозяйственной политики Ирина Волкова сказала, что, говоря об оленеводстве, нужно иметь в виду правовой аспект оленепастбищ, как территорий, закрепляемых в соответствии с правовым статусом за оленеводческим хозяйством, независимо от форм собственности. На территории округа, земли, занятые оленепастбищами, составляют более 42 млн. га, или 59% от всей территории округа. Надо сказать, что отмечены случаи пользования земельными участками без должного переоформления права пользования. Не оформлено право пользования земельными участками для выпаса оленей в лесном фонде. Для этого необходимо провести межевание с постановкой на кадастровый учёт тех или иных лесных участков. А стоимость кадастровых работ составляет порядка 3395 руб. за 1 га. То есть, стоимость работ по межеванию используемых лесных участков составляет более 27 млрд. руб., что сравнимо с бюджетом округа. И поэтому право пользования участками оленепастбищ в лесном фонде не оформлено. В связи с чем сельхозпредприятия подвергаются административным штрафам. Поскольку основным продуктом оленеводства является мясо, то Правительство округа неоднократно обращало внимание Департаментов на необходимость при проведении процедуры закупок для государственных и муниципальных нужд о необходимости выделения сельхозпродукции, производимой на территории округа, в отдельную отрасль, чтобы наши товаропроизводители могли принимать участие в закупках и осуществлять поставки продукции напрямую, без посредников. Сегодня сформировалась устойчивая схема взаимодействия со всеми учреждениями социальной сферы. Во всех учреждениях продукция оленеводства имеется. А та продукция, которая не востребована для государственных и муниципальных нужд, реализуется на рынке свободно, в том числе, через предприятия муниципальной торговли, напрямую населению. Что касается социального страхования, то немногие предприятия осуществляют его в виду низкой квалификации специалистов по охране труда. Предприятия сельхозтоваропроизводителей с завозом материально-технических ресурсов справляются сегодня сами, хотя в помощь им и создан кооператив, который часть этих функций возьмёт на себя. Через него в текущем году мы приобретаем технику. Мы впервые приобретаем трактора с федеральной господдержкой, со скидкой в 30%, а возмещение заводу-изготовителю этих 30% осуществляет Минсельхоз.

  Директор хозяйства «Амгуэма» Анатолий Тынеру подчеркнул, что данный вопрос касается традиционных отраслей хозяйствования, образа жизни коренного населения Чукотки. Что касается подготовки кадров высшего звена, то наше предприятие заключило договоры с двумя девушками, которые учатся в Якутской аграрной Академии, после окончания которой они вернутся в наше хозяйство, где должны будут отработать 5 лет. Определено, что Правительство округа выступает госзаказчиком по закупкам сельхозпродукции собственного производства у оленеводческих хозяйств для государственных нужд. Забой 2016 года нам дал порядка 140 тонн мяса по нашему хозяйству, но по причине ЧС, возникшей в нашем районе, мы смогли отправить в Анадырь только два контейнера с мясом для пищекомбината «Полярный» и для детских учреждений. Тогда как основные объёмы продукции остаются у нас. Вопрос транспортировки мяса находится в стадии решения. Вероятней всего, будем перевозить по зимнику. Так как у нас «Чукотопторг» является генеральным поставщиком продукции для нужд населения, на мой взгляд, необходимо здесь осуществить разделение на две части: Иультинский, Провиденский, Чукотский районы передать в ведение частной компании – «Чукотской торговой компании», потому что она имеет собственный флот с рефрижераторами, осуществляя разгрузку во всех населённых пунктах, в том числе и на необорудованном берегу. Без согласования с Правительством округа хозяйства не имеют права вывозить продукцию собственного производства за пределы округа. Но в текущем году «Чукотопторг», как генеральный поставщик, отказался от перевозки мясной продукции, а так как мясной продукции много, мы с Департаментом промышленной и сельхозполитики договорились, что мы проработаем вопрос о поставке нашего мяса на Клинский мясокомбинат. Надо отметить, что по стандартам наша мясная продукция для них подходит. Вопрос лишь упирается в транспортную логистику.

  Советник Губернатора Владимир Етылин остановился на том, что оленеводство является главной сельскохозяйственной отраслью Чукотки. Надо вспомнить, что после 2000 года сельское хозяйство Чукотки после длительной разрухи начало вновь подниматься, поголовье оленей росло и дошло с 6 тысяч до 190 тысяч. И хотя сделано было много и по материальной и финансовой поддержке оленеводов, и по обеспечению их всем необходимым, сегодня вновь наметилась стагнация, пути развития нет, численность стад не растёт, остановившись на 160 тысячах. Качественные показатели в оленеводстве не выполняются. Нет у нас статуса племенных хозяйств. Не отражено это в Законе. Отрасль вновь нужно поднимать, нужно вернуться к истокам, вспомнить, что оленеводство – это традиции, это образ жизни народа, это этносохраняющая отрасль, которая позволяет народу сохраниться, это культура народа, его язык, это – сам народ. Надо помнить, что чукотский олень – это одна из четырёх пород в России, которая имеет своё авторство в виде названия «чукотская порода», потому что чукотский народ создал эту породу оленя. И это сокровище нужно беречь и приумножать. Закон должен иметь комплексный вид. Как в Якутии, которая приняла свой Закон о сохранении аборигенных видов животных – коров, лошадей и проч. И нам нужно тоже перенять опыт соседей, чтобы не потерять нашу, чукотскую породу оленей. Нужно создавать такие условия, чтобы наш олень остался. Неспроста же у нас все просят поделиться нашим оленем, даже тот же Ямал, у которого своих 700 тысяч оленей, и который улучшил свою породу за счёт нашей. Просят Камчатка, Магадан, Якутия, Аляска. Нам нужно отойти от установки всё большего производства мяса, а переориентироваться на сохранность породы и продавать живых оленей. Ведь у чукчей престижем всегда были живые олени, а не мясо, как таковое. Забивали всегда столько, сколько нужно было для пропитания и одежды. Закон должен отражать специфику кочевого образа жизни оленеводов. А этого пока нет. Кочевой образ жизни останется основополагающим для нас, со всеми вытекающими отсюда последствиями, - ярангой, бытом пастухов и проч. Не случайно третий год мы работает над федеральным Законом «О кочевом образе жизни», а это не отражено даже в нашем Законе, и получается, что оленевод поэтому на законодательном уровне не защищён. И нужно работать в этом направлении. Тогда как 11 регионов России такие Законы у себя приняли. В трёх скандинавских странах такие Законы приняты, на Аляске он принят ещё в 1937 году, в 1990 году его приняли Швеция и Финляндия, а Норвегия – в 1940 году, где сам король курирует этот закон! А у нас ничего такого до сих пор нет.

  Председатель Совета старейшин РОО «Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки» Александр Омрыпкир отметил, что нужно добиваться, чтобы на федеральном и региональном уровне чукотское оленеводство было признано, как этносберегающая отрасль.

  Председатель Союза оленеводов Чукотки Владислав Нувано сказал, что если раньше Закон носил больше социальный характер, то после дальнейшей работы он стал носить более технологический характер, а нужно, чтобы в Законе ощущалось и уважение к оленеводам, а не сводилось всё только к финансовой подоплёке и отработке пастухами вкладываемых в отрасль денег. Сейчас ударили морозы, а снега в тундре нет. Зима будет очень тяжёлая. Разве оленевод в этом виноват? Он старается изо всех сил сохранить стадо. Но не всегда всё зависит от него. А при такой рыночной постановке вопроса оленевод чувствует себя обездоленным. На ярмарку оленеводов, на оленьи гонки основные средства поступают от спонсоров, а из окружного бюджета выделяется всего 200 тыс. руб., тогда как на гонку «Надежда» - порядка 10 млн. руб. Разве это справедливо? Как при этом должен чувствовать себя оленевод? Нужно разработать Закон о похозяйственной книге, а это очень важно для оленеводов. Нужно возвращать личное поголовье, которое насчитывает всего около 2 – 3 тысяч оленей, тогда как в Ямало-Ненецком округе оно доходит до 60% от всех оленей. Личное поголовье – это якорь для оленевода. А с нас в своё время личное поголовье поснимали.

  Председатель Комитета по делам коренных малочисленных народов Чукотки и социальной политике Думы Чукотского АО Валентина Кеулькут сказала, что начинает возобновляться санаторно-курортное лечение оленеводов, работающих в тяжелейших климатических условиях, и вообще труд оленевода крайне тяжёлый. И дети оленеводов тоже должны получать такое лечение. Есть проблема с постоянным обеспечением тундровиков лекарственными препаратами, которые они могут получать только в населённых пунктах, тогда как они почти всё время находятся в тундре. То же самое касается и ежегодных медосмотров. Есть вопросы и по мехпошиву, которые тоже нужно решать, и чтобы они вошли в Федеральный Закон «О кочевом образе жизни».

  Депутат Думы Юлия Гецман коснулась вопросов профилактики травматизма и профзаболеваний тундровиков. Я ежегодно в течение последних 7 лет в составе врачей окружной больницы объезжаю национальные сёла для проведения медосмотров среди коренного населения и в первую очередь среди оленеводов. Ездим мы с января по апрель. Но оленеводческие бригады в этот период находятся в тундре. А мы – на центральной усадьбе. Между нами десятки километров. Ради проведения медосмотра они не поедут в село, у них ежечасная работа в стадах. Проблематично и врачей вывозить на места, когда женщинам по восемь часов приходится проводить в вездеходах в зимний период. Потому результаты медосмотров у нас практически всегда идентичные. Например, в СХП «Канчаланский» мы смогли обследовать только 30 человек, и то лишь тех, кто находился в селе, как правило, то работники администрации сельхозпредприятия, но не сами оленеводы. Такая же картина наблюдается и по другим сельхозпредприятиям. В нынешнем году мы вылетали в бригады на вертолёте, взяв с собой всю необходимую медицинскую технику, что позволило нам полностью обследовать все три бригады, провели вакцинацию. Но вертолёт весьма дорогостоящий вид транспорта, поэтому всё всегда упирается в финансирование вылетов. Оплачивает вертолёт, как правило, всегда работодатель, но ему это обходится в копеечку, и не каждый работодатель может позволить себе такие расходы. В Федеральных законах всё прописано про необходимость проведения периодических медосмотров, однако ничего не говорится про обеспеченность транспортом и финансирование транспортных затрат. Но если мы не решим эти основные вопросы, то ситуация останется неизменной.

  Управляющий государственным учреждением – региональным отделением Фонда социального страхования РФ по Чукотскому АО Тамара Бердникова остановилась на том, что положение с охраной труда в округе оставляет желать лучшего. Но наконец-то создана служба, на которую возложены функции по охране труда. В сельском же хозяйстве ситуация с охраной труда намного хуже, нежели по другим сферам производства. Отмечен скрытый травматизм, нет специалистов, которые могли бы расследовать все эти случаи. В текущем году мы имеем два смертельных случая. А мы не можем признать их страховыми, потому что люди не могли к нам обратиться в своё время, а у них остались семьи, дети. В сёлах люди не регистрируют свои браки и оформить документы по потере кормильца оформить впоследствии невозможно. То же касается выделения путёвок оленеводам на санаторно-курортное лечение, закупок тех же аптечек и т.д. Дело в том, что в сельхозпредприятиях очень слабые специалисты, которые должны заниматься всеми этими вопросами, поэтому люди и остаются вне правового поля. Нет там специалистов по охране труда, которые вели бы грамотно и профессионально этот документооборот, ибо все выделяемые финансы требуют документального их проведения и строгой отчётности. А на отдых и лечение оленеводов в санаториях нужно уметь заключать договоры. Должна быть для этих целей создана служба в Департаменте промышленной и сельскохозяйственной политики, которая вела бы квалифицированно документы по тому же травматизму. Раньше в Управлении сельского хозяйства такая служба существовала. Если мы говорим о необходимости сохранения оленеводства, как такового, то начинать нужно с сохранения самого оленевода. Медициной же при медосмотрах за всё последнее время не выявлено ни одного профбольного среди оленеводов. Предприятия оплачивают проведение медосмотров, поэтому проводить медосмотры нужно качественно.

  Ведущий советник Департамента промышленной и сельскохозяйственной политики округа Григорий Тынанкергав в своём выступлении подчеркнул, что Закон об оленеводстве, в принципе, готов, но когда вопрос касается финансово-экономического обоснования, то ответ на это один: денег нет. А зачем нам нужен голый и декларативный Закон, если он финансово не подкреплён? Он просто не будет работать. Сейчас в Государственной Думе идёт разработка Закона о кочевом образе жизни коренных народов. В течение многих лет там разрабатывался Закон «О северном оленеводстве в Российской Федерации», но он так и не был принят, потому что одна только отрасль эта требовала огромных финансовых средств. Закон же «О кочевом образе жизни коренных народов Российской Федерации» касается в первую очередь человека, а это уже иной аспект. Оленеводство у нас зависит от кадров, от специалистов. Не будет кадров в оленеводстве, не будет и самого оленеводства. Но мы, представители коренного населения Чукотки, виноваты сами в том, что не можем сохранить свои традиции, не работаем должным образом с нашей молодёжью, которая ведёт иной образ жизни, а молодёжь надо приобщать к труду в тундре любыми путями, детей как можно чаще и надолго вывозить к родителям в тундру и летом, и зимой. И нужно возвращать оленеводам их личных оленей. Это абсолютно правильно. Олень, оленевод и тундра – это единое, неразрывное, природное целое. Разрыв этих звеньев друг от друга и приводит к тому, что мы уже пережили. Это отрыв человека от земли, от его природной среды обитания, от его корней. А подготовку кадров для оленеводства нужно начинать не то, что со школьной скамьи, а уже с детского сада, иначе потом становится поздно. Народ, общество наше, все мы должны всем миром навалиться на решение этой проблемы. Только взявшись все вместе, мы сумеем добиться перелома в этом вопросе. А традиции сохраняются в семье. Всё с семьи начинается. Нынешний же депутатский корпус должен приложить сейчас все свои силы для того, чтобы Федеральный Закон «О кочевом образе жизни» был принят как можно скорее. В состав Комиссии по разработке этого Закона входят В.Г. Кеулькут, В.М. Етылин, в Государственной Думе теперь есть наш депутат В.В. Рудченко, в Совете Федерации А.И. Отке. Это сильная команда профессионалов. Ходатайствуют о принятии этого Закона сибиряки, нам надо скооперировать с ними наши силы, и тогда дело пойдёт быстрее. Когда этот Закон будет принят на федеральном уровне, он начнёт финансироваться, а уже после этого можно будет принимать и наш, региональный Закон. Что касается Департамента промышленной и сельскохозяйственной политики, то он выполняет возложенные на него функции в сфере оленеводства, но ведь основная работа на местах приходится на районные Администрации, и надо спрашивать и с них тоже за работу и за положение дел в оленеводческой отрасли тоже, а не только с Департамента и с руководителей сельхозпредприятий, тогда как главы муниципалитетов остаются в стороне. Я рекомендую на необходимость обратить самое серьезное внимание глав Администраций муниципальных образований на положение дел в оленеводстве на подведомственных им территориях. У нас так же появляются фермерские хозяйства, которые необходимо поддерживать, потому что это позволит привлечь в них наше молодое поколение, так как фермерские хозяйства очень близки к традиционным видам хозяйствования на Чукотке.

  Начальник Управления здравоохранения Юрий Сухонос отметил, что за 9 месяцев текущего года на проведение медосмотров в оленеводческие бригады было проведено 17 выездов медицинских бригад, осмотрено около 200 человек, пять человек были направлены на санаторно-курортное лечение. Конечно, этого явно недостаточно, но работа идёт. Изменился принципиальный подход к проведению медосмотров в оленеводческих бригадах, и нужно возвращаться к методике, отработанной ещё в советский период. Что касается оснащения оленеводческих бригад лекарственными препаратами, то тут существует плановое снабжение любого медицинского подразделения лекарствами, касается это и оленеводческих бригад: оленевод должен подать соответствующую заявку, по которой и будет осуществляться его обеспечение необходимыми лекарственными препаратами. Этот вопрос с нашей стороны будет детально проработан, чтобы вывести заявки на среднестатистический показатель, чтобы люди были обеспечены лекарственными средствами. Мы обговаривали с Департаментом вопрос о том, чтобы обучить на 8 – 10-часовых курсах в больницах от каждой бригады по одному оленеводу санинструктора, по типу курсов вождения транспортным средством. Чтобы человек, имея хотя бы небольшие медицинские навыки, мог в тундре принять роды, остановить кровотечение, наложить шины при переломах, то есть, оказать первую медицинскую помощь до приезда команды медиков. Надо отметить, что вопросы ситуации в здравоохранении находятся под постоянным контролем у Губернатора и в Правительстве округа, и поднимаются на каждом заседании Правительства, потому позитивные подвижки в этом направлении у нас имеются. Да, о проблемах нужно говорить, они имеются, но каждый такой разговор позволяет отрабатывать каждую из них. Но если мы гордимся тем, что на Чукотке имеется свой вид оленя – чукотский, то почему бы не поставить этому нашему символу достойный памятник - оленевод с оленем?

  Депутат Думы Владимир Гальцов подчеркнул, что у нас отмечены факты привлечения оленеводов к уголовной ответственности за незаконное хранение огнестрельного оружия. В связи с этим, ст. 8, ч.2 Закона требует доработки: предусмотрено финансирование затрат на охрану оленьих стад от хищных зверей, обеспечения оружием и боеприпасами для служебного пользования. В стойбище имеется оружие, но участковый привлекает пастуха ответственности за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия. Либо нужно сделать поправку к части 2 и предусмотреть финансирование затрат не только на обеспечение оленеводческих бригад оружием и боеприпасами, но и получение разрешения на право хранения и ношения огнестрельного оружия, либо нужно выработать механизм, который бы позволял каждому оленеводу получать разрешение на хранение и ношение оружия. То есть сначала мы предоставляем оленеводу возможность, а потом уже спрашиваем с него. С нынешними же издержками в законодательстве популярности этой профессии не добавляется.

  По итогам расширенного заседания Комитетом приняты соответствующие рекомендации.

DLE 9.6 DLE   UCOZ  joomla!