Новости

Расширенное заседание Комитета по делам коренных малочисленных народов Чукотки и социальной политике по вопросу "О ходе реализации Закона Чукотского АО "О формах семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, и о патронате в Чукотском АО"

20 февраля 2017 года Комитет по делам коренных малочисленных народов Чукотки и социальной политике Думы Чукотского автономного округа провёл расширенное заседание по вопросу «О ходе реализации Закона Чукотского автономного округа от 01.03.2007 №12-ОЗ «О формах семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, и о патронате в Чукотском автономном округе».

  Открывая заседание, председатель Комитета Валентина Кеулькут отметила, что защита интересов детей – это приоритетное направление деятельности органов власти округа, а приёмная или опекунская семья может стать надёжным средством реабилитации детей с трудной судьбой. Каждый ребёнок нуждается в помощи. Семья – это естественная среда обитания для ребёнка.

  За прошедшие со дня начала действия данного Закона десяти лет сделано немало: увеличивался размер выплаты денежного содержания ребёнка, решён вопрос по оплате проезда приёмным родителям, являющимися неработающими пенсионерами к месту отдыха и обратно. С текущего года предусмотрена новая мера соцподдержки по оплате стоимости проезда к месту отдыха и обратно один раз в два года несовершеннолетним детям, в том числе и усыновлённым, опекунов и приёмных родителей из числа неработающих пенсионеров по трудовым договорам и служебным контрактам, а также совершеннолетним детям до 23 лет, которые впервые обучаются в образовательных учреждениях по очной форме обучения на территории России.

  К сожалению, несмотря на все принимаемые меры, проблема сиротства в округе продолжает оставаться острой. В настоящее время большую часть таких детей составляют не сами дети-сироты, а дети, брошенные родителями, или отобранные у родителей, не исполняющих своих обязанностей по нормальному воспитанию и содержанию ребёнка. Такие дети составляют в округе 65% от общего количества «проблемных» детей.

  Помимо опеки и попечительства, Законом установлена такая семейная форма устройства детей, как патронатное воспитание, предполагающая помещение ребёнка в семью, или социальная помощь кровной семье на дому.  

  Наиболее приоритетной формой в округе сегодня является опекунская форма: в 2014 году в регионе насчитывалось 280 опекунских семей, в 2016 году – 292 семьи. Приёмных семей в 2014 году было у нас 112, в 2016 году – 95. Усыновлено в 2014 году было 5 детей, в 2016 – 7 детей. За период с 2014 по 2016 годы не было создано ни одной патронатной семьи. Законом всем таким семьям установлена ежемесячная выплата в одинаковом размере на содержание переданных на воспитание детей.

  Начальник отдела опеки и попечительства Управления социальной поддержки населения Департамента социальной политики Александр Тогошиев сказал, что в 2016 году денежное содержание на одного ребёнка в приёмной или опекунской семье было увеличено в соответствии с уровнем инфляции. Сумма вознаграждения для приёмных родителей увеличена в 1,5 раза - с 12 до 18 тыс. руб. в месяц.

  Денежные средства, выделяемые на усыновляемых детей, также ежегодно индексируются. В 2016 году они на окружном уровне составили 200 тыс. руб., а на федеральном – 31 тыс. 25 руб. В отношении усыновляемых детей-инвалидов и детей, старше 7 лет, выплаты составили 237 тыс. 58 руб.

  Нашими проблемами в округе остаётся отсутствие возможности трудоустройства, неудовлетворительные жилищные условия, но самая большая проблема – пьянство и алкоголизм родителей, в результате чего дети остаются без родительского попечения.

  Мы предлагаем на законодательном уровне закрепить критерий, который применяется к кандидатам в приёмные родители: 1). наличие стажа педагогической деятельности не менее 5 лет, чтобы тем самым предотвратить возврат детей из приёмных семей по причине того, что приёмные родители не справляются с возложенными на них обязанностями; 2). установить минимальное количество детей, передаваемых в приёмную семью, не менее 3 человек, так как передача детей в приёмную семью осуществляется по возмездному договору, по которому приёмные родители получают вознаграждение, в связи с чем хотелось бы видеть более полноценную отдачу от приёмной семьи, нежели от опекуна, большинство из которых являются дальними родственниками ребёнка, тогда как приёмные родители берут на воспитание чужих детей, которые проживают в такой семье до 18 лет и далее сопровождаются приёмными родителями или опекунами; 3). закрепить принудительное лечение граждан от пьянства и алкоголизма с последующим трудоустройством родителей и созданием нормальной атмосферы в семье, возвращением детей в семью.

  Директор Чукотского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Ольга Миткоткина подчеркнула, что приёмная семья – это профессионально занимающаяся воспитанием детей семья, так как она работает за вознаграждение от государства, потому и требования к ней иные. Такие родители, как правило, не работают на другой работе. Им предусмотрен рабочий стаж, выслуга лет. Если же это ведётся параллельно, то это уже опека.

  Если приёмный родитель берёт ребёнка на усыновление, он понимает, что в этом случае ребёнок теряет все свои социальные гарантии, ибо как усыновитель он уже должен обеспечить ребёнка всем необходимым. Поэтому перед родителем сразу встаёт вопрос – не лучше ли брать ему ребёнка под опеку или под попечительство, получая при этом единовременную выплату и все гарантии ребёнку, так как он понимает, что в приёмной семье это будет дополнительным вознаграждением родителю.

  Именно поэтому вопрос стоит о необходимости педагогического профобразования для приёмных родителей, как профессионально замещающих эту должность. Но опеки и попечительства это не касается. Когда мы создавали приёмные семьи в национальных сёлах, мы их подразумевали, как детские дома на случай изъятия ребёнка и помещения его в профессионально замещающую семью, так как иных учреждений там нет, и где бы он мог находиться до решения проблемы, куда его определить потом. Но в этом случае мы столкнулись с нормативными ограничениями по нахождению ребёнка в чужой семье, поэтому этот проект не прижился. Но и ограничение по отсутствию педагогического образования тоже может стать ограничителем по созданию приёмной семьи.

  Поэтому для кандидатов в приёмные родители на законодательном уровне должны быть выработаны чёткие критерии, которые сегодня расплывчаты и непонятны, тем не менее, деньги за эту свою деятельность люди получают. Социальный патронат сегодня является самой действенной формой, ибо на месте сразу выявляются неблагополучные семьи и можно начать принимать меры, причём, это не только пьющие родители, но и жестокое обращение в семье, и самые разные моменты, когда можно изъять ребёнка из семьи, вплоть до излишней требовательности родителей с применением физического воздействия к ребёнку для его отличной учёбы. Поток детей, оставшихся без попечения родителей, в округе сократился.

  Как ни странно, в этом отношении самым неблагополучным у нас является Анадырь, но связано это с тем, что все неблагополучные семьи перебрались сюда из национальных сёл, и поэтому опеке окружного центра сегодня непросто. Кстати, в Анадыре есть один патронатный воспитатель, и это мужчина, социальный педагог, под контролем которого находится 8 детей.

  Нужно различать семью, находящуюся в трудной жизненной ситуации, и семью, находящуюся в социально опасном положении. Но именно межведомственное взаимодействие привело к тому, что детского дома сегодня на Чукотке нет, у нас есть приёмные опекунские клубы, родители в сёлах создают свои штабы, контролируют неблагополучные семьи. Эту систему нужно и дальше развивать и поддерживать. Что касается нас, то мы работаем сугубо по индивидуальному плану, конкретно с каждым приёмным родителем и опекуном. Разрыв в семье, в том числе и в приёмной, – это разрыв отношений, которые завязаны на психологии. Очень непросто выстроить в приёмной семье отношения между вновь прибывшим ребёнком и кровными детьми. И этот факт нужно учитывать. Потому что появление в семье чужого человек, это полная смена в семье устоявшихся жизненных правил и традиций. Любой разрыв и возврат это трагедия, в первую очередь для ребёнка. Ведь ребёнок – не вещь, а живой человек. Нужно повышать ответственность для приёмных родителей, чтобы они не разбрасывались детьми. Пока же ни один приёмный родитель и опекун не попросил социальное сопровождение ребёнка, а это не помешало бы, дабы исключить в дальнейшем негативные факторы. Хотя бы в первые полгода нужно было бы осуществлять патронат над приёмной или опекунской семьёй. Спохватываются тогда, когда уже поздно. Поэтому нужно изначально предотвратить развитие ситуации. Нужно понимать, что само собой ничего не сложится.

  За три года мы подготовили 91 члена приёмных семей для последующего ими приёма приёмного ребёнка. Надо сказать, что при очном знакомстве с ребёнком (а мы проводим только очное знакомство) до 30% граждан отказываются взять ребёнка на воспитание. Лучше так, нежели потом отказываться и возвращать ребёнка обратно. В 2014 году нам вернули обратно 5 детей, в 2015 году – 18 детей, в 2016 году – 8 детей. Причина в основном заключается в том, что люди изначально ложно представляют себе воспитание приёмного ребёнка, идеализируют ситуацию, а жизнь потом на деле оказывается совсем иной. Поэтому нужна профессиональная приёмная семья. И ни в коем случае нельзя превращать семейное устройство в товарно-рыночные отношения, как это часто бывает, или для решения своих собственных семейных проблем.

  К сожалению, плохо реализуется акция «На каникулы - в семью». Всего только пять детей у нас брали на новогодние каникулы. Потому что детьми нужно заниматься, нужно уделять им всё своё время, а на это не каждый согласен. Не хватает нам профессиональных психологов, да и социальных работников не так много. Тем не менее, поток детей к нам в Центр сократился. Сегодня в центре проживает 43 ребёнка, из них 11 детей прибыли на социальную реабилитацию. А раньше у нас все места были заняты детьми, оставшимися без попечения родителей. По причине создания опекунских семей, мотивации родственников, желающих забрать детей себе на воспитание, количество детей-сирот, проживающих в учреждениях, сокращается.

  В Анадыре создан опекунский клуб, успешно руководит которым Галина Чернова, которая сама является приёмной матерью, взявшей на воспитание много детей. Это сама первая у нас приёмная семья. Говоря о патронатной форме, нужно отметить, что проблема здесь одна: отвечает за ребёнка Центр, тогда как он живёт в патронатной семье, и когда возникают различные ситуации, когда, например, ребёнок заболевает и его нужно отвести к врачу, возникает вопрос, - кто поведёт? Центр, или патронатный родитель? По закону должен вести Центр. Но Центру лучше передать ребёнка в патронатную или в приёмную семью и полностью переложить ответственность на эту семью, ибо очень сложно разделить ответственность между Центром и патронатной семьёй за ребёнка. Поэтому патронат в конечном итоге свёлся на «нет». Гораздо проще передать ребёнка под опеку, попечительство или в приёмную семью. И такие формы устройства детей на сегодня являются приоритетными у нас в округе.

  Начальник Департамента социальной политики Евгений Подлесный отметил, что приёмная семья, опекунская и патронатная семья – совершенно различные друг от друга категории. При этом государственный интерес состоит в том, чтобы как можно больше детей всё же воспитывались в семьях, пусть и в приёмных. Лучшей формой является усыновление и удочерение. Всё-таки мы добились неплохих результатов, исполняя данный Закон. Закрыт детский дом в Билибино, детский дом в Анадыре трансформирован в социально-реабилитационный центр. Параллельно нему работают и другие Законы, которые способствуют позитивному изменению ситуации в решении социальных проблем.

  Основной формой устройства детей у нас стала опекунская семья, чему способствовал размер вознаграждения. Тогда как примеров усыновления и удочерения у нас остаётся мало. Более того, даже близкие родственники стараются не усыновлять и удочерять детей, а берут над ними опекунство, потому что за это получают вознаграждение на содержание детей, ибо опекунство уже является профессиональной деятельностью. Если же мы начнём устанавливать критерии для передачи детей в приёмные или опекунские семьи, они могут стать препятствием для решения проблемы. У нас были приёмные семьи, которые никакого от ношения к педагогической деятельности не имели, но они брали до 10 детей, хотя иногда это заканчивалось не так, как нам того хотелось бы.

  По обеспечению детей-сирот у нас финансовых проблем нет. И если требуются дополнительные средства, мы попросту вносим соответствующие изменения в законодательство, и вопросов здесь не возникает. Единственной проблемой у нас является рынок жилья, так как мы обязаны предоставить сиротам нормальные жилищные условия, с которыми у нас не всё так просто. Если же ребёнок усыновлен, он теряет статус ребёнка-сироты и теряет все социальные гарантии, вплоть до потери предоставления жилья. 65% у нас составляет социальное сиротство, то есть сиротство при живых родителях, ведущих асоциальный образ жизни. Если бы эти родители вели нормальный образ жизни, то не было бы у нас этих 65% детей-сирот. При этом оплата осуществляется за каждого ребёнка, взятого в приёмную семью. 18 тыс. руб. выделяется на содержание каждого ребёнка. Плюс оплата родителю за его труд. Усыновители у нас практически не простимулированы. Усыновитель получил 200 тыс. руб. при усыновлении из регионального бюджета и 230 тыс. руб. из федерального, и всё. Поэтому можно подумать над вопросом постоянного стимулирования для усыновителей.

  Социальный педагог Чукотского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Елена Видякова сказала, что все требования чётко и ясно прописаны в Семейном кодексе. Все необходимые нормативные региональные акты тоже имеются, - Закон «О патронате», Закон «Об органах опеки и попечительства». Всё это очень чётко работает все эти 10 лет. На федеральном уровне границы чётко обозначены – брать в семью не более 8 детей. А у нас были случаи, когда брали по 13 и 18 детей в приёмные семьи.

  Что касается усыновления, то едва ли не во всех регионах России, особенно в ДФО и в Сибири, примеров усыновления практически нет, так как и там тоже стараются брать детей под опекунство и получать за это вознаграждение. Нам же удобнее развивать форму приёмных родителей и опекунов, именно из-за их социальных гарантий, а статус детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, помогает детям вставать на ноги, так как это затем даёт им возможность обеспечения жильём и прочие социальные гарантии. В чём разница между опекой и приёмными родителями? Приёмные родители заключают договор с Департаментом социальной политики, а опека определяется по решению. И в заключаемом договоре можно определять свои условия и предложения, но самые главные условия и предложения должны заключаться в соблюдении всех прав ребёнка.

  Начальник правового Управления Аппарата Думы Чукотского АО Алина Николаева остановилась на том, что все критерии, касающиеся данной темы, определены на федеральном уровне. Мы же можем определить размер вознаграждения для приёмного родителя, размер денежных средств на содержание каждого ребёнка, а также меры социальной поддержки, предоставляемые приёмной семье. Никакие дополнительные критерии (стаж, количество детей и т.д.) невозможны. Что касается принудительного лечения от пьянства и алкоголизма, то следует напомнить, что ущемление человека в его гражданских правах возможно только федеральным законодательством и только по решению суда. Федеральным законодательством определено, кому нельзя давать ребёнка на воспитание.

  Начальник Управления социальной поддержки населения Департамента социальной политики Татьяна Горностаева сказала, что определение, состоится ли приёмная семья, или нет, с заключением с ней договора на возмездное оказание услуг, дают органы исполнительной власти, ибо нет никаких чётких условий, которые бы давали определение этому. Мы исходим лишь из опыта и практики при оценке той или иной ситуации. Близкий родственник (бабушка) может оформить опекунство на ребёнка с получением за это вознаграждения только в том случае, если на данного ребёнка состоялось решение суда о лишении его родителей родительских прав, или о признании ребёнка сиротой.

  Порой возникает парадоксальная ситуация, когда бабушка воспитывает внуков при живой матери, - своей дочери, - которая этим воспитанием своих детей не занимается, а бабушка просит оформить опекунство. Но для этого она должна подать на свою дочь о лишении её родительских прав.

  Заместитель начальника Управления социальной поддержки населения Любовь Брянцева сказала, что опекунами, как правило, являются родственники, которые не обучаются, а у приёмных родителей и опекунов существует ответственность, - необходимость пройти школу приёмных родителей для того, чтобы понимать то, чем они должны заниматься, научиться взаимодействию со взятым на воспитание чужим ребёнком. Опекуны же из числа близких родственников сегодня от этой ответственности и обязанности на законодательном уровне освобождены, в результате сами же опекуны обращаются в органы опеки с просьбой забрать обратно детей из числа своих же близких родственников, потому что они не справляются с воспитанием своих внуков или племянников. Приёмные семьи этого себе позволить уже не могут, потому что у них заключены договоры на воспитание, согласно которым они получают вознаграждение. Поэтому из приёмных семей дети, как правило, не возвращаются в органы опеки и попечительства, тогда как в течение года у нас было 28 случаев возврата детей именно от опекунов и всего два случая – из приёмных семей. И хотя количество приёмных семей у нас сократилось со 112 до 95, в то же время количество взятых на воспитание детей не сократилось, то есть детей стали брать больше, - от трёх и больше. Решение же принимают сами органы опеки, какую форму семейного устройства установить – опеку или приёмную семью, и каждый специалист сам определяет критерии, потому что пока они чётко не определены.

  Директор Чукотского окружного комплексного Центра социального обслуживания населения Кристина Литвинова остановилась на том социальном патронате, который не является формой семейного устройства и устанавливается над детьми, проживающими в семьях, оказавшихся в трудной жизненной ситуации или находящихся в социально опасном положении. Для детей-сирот существует постинтернатный патронат, но такие дети, как правило, уже хотят вести самостоятельную жизнь. Сегодня всё больше детей передаются под социальный патронат. Заключается договор между нашим учреждением, родителями таких детей и Департаментом социальной политики. За каждого ребёнка патронатному воспитателю выплачивается вознаграждение в сумме 3 тыс. руб.

  В 2016 году в 15 населённых пунктах округа работу вели 36 патронатных воспитателей, под патронатом которых находился 271 ребёнок из 122 семей (110 детей дошкольного возраста и 161 школьник). Патронатный воспитатель помогает семье восстановить свой социальный статус, родители проходят курс лечения от алкогольной зависимости, им помогают трудоустроиться.

  В 2016 году была оказана помощь в трудоустройстве 10 родителям. Дети в таких семьях начинают посещать школу, детские сады, проходят медобследования. У многих детей, хотя и не у всех, улучшились условия проживания. Социальное сиротство у нас уменьшается. В 2014 году было 9 таких случаев, в 2015 году не зафиксировано ни одного случая, в 2016 году – два случая. Дети, находящиеся под патронатом, накормлены, одеты и обуты по сезону, обучаются, кружки посещают. Тут всё зависит от желания самих родителей пройти курс лечения от алкоголизма, так как не все из них соглашаются пройти такие курсы.

  Социальный патронат является действенным методом в профилактике социального сиротства. По договору задачей патронатного воспитателя является не менее трёх раз в неделю посетить семью, хотя на практике случается это чаще, едва ли не ежедневно, потому что если такие проблемные семьи оставлять без внимания, то страдать в первую очередь будут дети. Наибольшее число патронатных воспитателей в Чукотском районе, и в основном это педагоги. Мы делаем основной упор на раннюю профилактику семейного неблагополучия, чтобы предотвратить попадание семьи в социально опасное положение. Надо сказать, нам сильно помогает общественность и неравнодушные граждане¸ которые сразу сигнализируют, как только видят, что в той или иной семье складывается неблагополучная ситуация. Социальный патронат оформляется на каждого ребёнка.

  Подводя итоги вышесказанному,  Председатель Думы Александр Маслов сказал, что депутаты законодательного органа власти региона готовы оказывать всяческую поддержку всем соответствующим организациям в решении поднятых вопросов, работать в тесном взаимодействии с ними для блага детей.

DLE 9.6 DLE   UCOZ  joomla!